www.rvvkus.ru
Олег Ильин
 

В Рязанском высшем военном командном училище связи имени Маршала Советского Союза М.В. Захарова открыт памятник выпускнику училища Герою Российской Федерации подполковнику Олегу Ильину.

Подполковник Олег Ильин
    Как сообщил начальник РВВКУС генерал-майор Константин Стоян, Указом Президента РФ от 6 сентября 2004 года подполковнику Ильину Олегу Геннадьевичу, погибшему во время освобождения заложников в городе Беслане, присвоено звание Героя Российской Федерации (посмертно). Приказ о зачислении подполковника Ильина навечно в списки Рязанского высшего военного командного училища связи им. Маршала Советского Союза М.В. Захарова подписан в Москве 14 февраля 2005 года.
     Родился Олег Геннадьевич в 1967 году, с 1985 по 1989 год учился в Рязанском высшем военном командном училище связи, после окончания которого проходил службу на командных должностях. В органы безопасности был зачислен в октябре 1995 года. В 2000-м окончил Академию ФСБ России. Он неоднократно направлялся в командировки на Северный Кавказ, принимал участие в сложных боевых и специальных операциях против террористов. За мужество и отвагу, проявленные в боевых действиях, награжден орденами Мужества и «За военные заслуги», медалью «За отвагу», медалями ордена «За заслуги перед Отечеством» I и II степени.
     В сентябре 2004 года в составе оперативно-боевого подразделения ЦСН ФСБ России участвовал в специальной операции по освобождению заложников, захваченных террористами в бесланской средней школе. Олег Геннадьевич геройски погиб, заслонив собой детей...
Источник:Красная звезда

Любовь под знаком войны. Рассказ со слезами на глазах

БОЕЦ спецназа ФСБ России подполковник Олег Ильин погиб в Беслане смертью храбрых. Это был настоящий русский офицер, закрывший грудью  не  только  детей,    которых в школе № 1 расстреливали террористы, но и боевых товарищей, принявших смертельный бой.

ИсторПодполковник Олег Ильин за полчаса до гибели в Беслане.ия  любви  мужчины  и женщины  —  подполковника и прапорщика, служивших в одном подразделении. Это была любовь под знаком войны, длившаяся десять счастливых лет. Олег Ильин погиб в 36 лет. И в их новой квартире, полученной через восемь лет скитаний по общежитиям, растут двое маленьких мужчин — Григорий и Сергей. Теперь уже с мамой, ставшей вдовой, — Анной Ильиной.

РАССКАЗЫВАЕТ жена Героя России Анна Ильина:

— Смутное время после перестройки (1993 г.). Ни работы, ни денег. А в развалившейся армии хоть гроши, но платили. Так я стала прапорщиком, единственной «камуфлированной» женщиной в десантном батальоне. Наши офицеры были в шоке, но меня не обижали и приняли в строй как полноценную боевую единицу. И, как на беду, наш комбат представил мне в этом строю старшего лейтенанта Олега Ильина. Он так и предупредил, знакомя меня с Олегом: «Это самый горячий офицер батальона. Всегда пыхтит, как кипящий чайник. Смотри не обожгись».


И я обожглась. Наши счастливые сердца упали в «незапланированную» любовь, словно в омут Медвежьих озер, рядом с которыми стоял десантный гарнизон в Подмосковье. А в любом военном городке, как в деревне, — ничего не скроешь. А у каждого из нас — законные семьи. Вскоре все Медвежки знали о военно-полевом романе. И тогда капитан Олег Ильин вызвал на себя «огонь» сплетен и пересудов. Это меня окончательно и сразило. Собрал он как-то батальонных офицеров и, рубанув воздух рукой, почти прокричал, как отрезал: «Господа офицеры! Я развожусь со своей женой, а руку и сердце предлагаю Анне Валерьевне. Она согласна. Так что все вопросы ко мне. Честь имею!» Вот так, на глазах у всего батальона мы стали мужем и женой. И мой сын Гриша вскоре назвал Олега отцом. Я счастлива даже сегодня, когда Олега уже нет в живых. И благодарна ему за каждый день, проведенный рядом со мной.

  На счету жены 28 прыжков с парашютом

АНЯ и Олег прожили вместе 10 лет: 8 из них в служебном помещении рядом с работой. И только год назад получили новую, свою квартиру. Олег, как мальчишка, безумно радовался этому. Их дом был всегда полон гостей, особенно в выходные дни. Эти встречи с друзьями, родными и близкими он называл «ильинскими вечерами».

Анна листает семейный фотоальбом, показывая в основном те редкие фотографии, на которых они вместе с детьми во время отдыха:

    — Он страшно обиделся, нервничал и опять пыхтел, как чайник, когда его не взяли в Буденновск. Олег только пришел в «Вымпел», боевого опыта — ноль. А я по-женски радовалась, что он рядом, хотя уже тогда чувствовала, что вся война Олега еще впереди.

    Хотите — верьте, хотите -нет, но уже в новой квартире над нами нависло предчувствие беды. Олег как-то мне сказал: «Знаешь, Анюта! Все то, чему я учился восемь лет, мне может пригодиться только один раз в жизни. И я пойду до конца». Его предчувствие неожиданно повторил младший сын Сережа, огорошив меня совсем недетским вопросом: «А вдруг наш папа не вернется из командировки? Мы что тогда будем делать?»И когда это случилось, я его простила за то, что он не сберег себя в Беслане. Видимо, иначе он не мог поступить. И был у Олега новый тост, который я раньше не слышала. Хотя третий — Олег Ильин с сыновьями Григорием и Сергеем (за спиной в рюкзаке).за погибших — в нашем доме пили всегда. Он берег семью от дыхания войны и никогда не рассказывал мне фронтовые страшилки. И вдруг, это я сейчас поняла, такой пророческий тост. И говорил он его тихо, с паузой, глядя в глаза своим фронтовым друзьям: «Главное в бою — до последней минуты автомат в руках держать!»

Последний бой

    В ЭТОТ день супруги Ильины приехали на службу, чтобы получить отпускные деньги. Они собирались поехать к друзьям в Мурманск. Там их ждала рыбалка и грибная охота. Но для спецназа ФСБ утром 1 сентября прозвучала боевая тревога, и офицеры стали собираться для отлета в Беслан. Голос Анны дрожит, и ее глаза опять полны слез:

— Олег почему-то очень спешил уехать в отпуск. Словно от смерти бежал. И вдруг — Беслан. Обычно шумный при сборах, он был тихим и очень сокрушался, что постиранные мною футболки остались дома (Олег вернулся из Чечни в середине августа), и ему пришлось их «занять» у других офицеров.


На вынужденный штурм школы его группа пошла сразу после взрыва в спортивном зале.

        Оставшиеся в живых террористы попрятались на втором этаже школы и яростно огрызались огнем. Их приходилось «выковыривать» гранатами и автоматными очередями буквально из каждого класса. И школьный коридор был почти освобожден, когда в сторону группы Ильина прозвучала пулеметная очередь. Обливаясь кровью, первым упал Денис Пудовкин, а одна из пуль попала Олегу в руку. Надеясь спасти тяжело раненного друга, Ильин решил пробиваться к выходу. И опять пошел первым. Повернув за угол, лицом к лицу столкнулся с бородачом. Они выстрелили почти одновременно, но Ильин, уже не чувствуя онемевшей руки, опоздал на мгновение. Одна из бандитских пуль, чиркнув его по бронежилету, с визгом ушла в сторону, а другая, попав в грудь и скользнув по пластине, смертельно ранила командира.


«Прости меня, Анна!»


    КАК потом мне рассказала Анна Ильина, пока в Беслане шел бой, она в отчаянии металась по квартире.
— Я пыталась что-то узнать, набирая всевозможные, известные только мне служебные телефоны. Но, услышав мою фамилию в трубке, словно проклятый автоответчик, говорили одну и ту же фразу: «Нет информации». И я решила позвонить тебе, Савельич. Олег мне звонил утром и сказал, что случайно встретил тебя в Беслане…

    После боя (приблизительно в 17.00) я искал Олега в школьном дворе. Мне так хотелось, чтобы он позвонил Анне и сообщил, что жив и здоров. Увидев его ребят, складывающих в машину бронежилет и оружие Олега, я все понял. А в моей руке беспрерывно звонил телефон. Это пробивалась из Москвы Анна Ильина. И я безбожно ей врал, что пока ничего не знаю, словно «продлевал» убитому Олегу жизнь, стараясь подарить Анюте хотя бы еще несколько минут или даже часов надежды, отодвигая в сторону страшную весть о гибели мужа… До сих пор не могу себе этого простить. Видимо, я струсил, побоявшись взять на себя эту смелость — сказать правду жене Олега Ильина.


    О гибели своего мужа уже вдова Анна Ильина узнала в ночь с 3 на 4 сентября, когда пришли его друзья. Еще секунду она надеялась, что Олег просто ранен и скоро придет в их новый дом… И она поплачет у него на плече. А в тиши ночи прозвучали страшные слова: «Крепись, Аня! Олег геройски погиб».


Владимир СВАРЦЕВИЧ, Беслан — Москва
Фото автора и из семейного альбома Ильиных

 По материалам и с разрешения Издательского Дома "Аргументы и Факты"

Постоянный адрес статьи

 


МУЖЕСТВО: “Скала” уходит в будущее

В бою у него был позывной "Скала". И в жизни он соответствовал ему. Среднего роста и крепкого телосложения, со скрытой внутренней мощью, как будто вырубленный из гранитного монолита, с добрым, внимательным взглядом карих глаз. Так может смотреть человек на своего друга, за которого готов отдать жизнь. Таким взглядом смотрит снайпер в оптический прицел на врага, которого надо уничтожить. Для одних Олег Ильин был добрым и верным другом, потеря которого стала невосполнимой утратой, для других — хладнокровным и безжалостным стрелком, пули которого точно летят в цель. Он был воином и твердо знал: увидишь гадину — раздави её, пока она не натворила зла. "ЕСТЬ ТАКАЯ профессия — Родину защищать", — говорил командир эскадрона в любимом с детства фильме "Офицеры". Олег смотрел его много раз и готов был смотреть снова и снова. Даже во сне он видел землю в проеме вертолетной двери, готовясь к прыжку с парашютом… По окончании школы у него не возникал вопрос, кем стать? Конечно же, офицером, защитником Отечества. Закончив Рязанское высшее военное командное училище связи, Олег был направлен для прохождения службы в Подмосковье, в одну из частей ВДВ, поскольку и в училище состоял курсантом не простой, а именно десантной роты. Он принял взвод, затем стал командиром роты. Здесь все отчетливей начала проявляться и такая черта его характера, как правдолюбие. Черта, в общем-то, дельная, вот только для карьеры скорее вредная, чем нужная. Как правило, правдолюбцев начальство не жалует, их служебный рост всегда под большим вопросом. Но у Олега проявились и другие качества: необыкновенное упорство в освоении своей специальности, желание докопаться до сути любого явления, умение находить кратчайший путь к решению поставленной задачи, и самое главное — непоказная забота о подчиненных. Словом, те качества, которые впоследствии и помогли ему стать командиром одного из подразделений прославленного "Вымпела". В части ВДВ Олег встретил свою будущую жену Аню. Вот что она рассказывает: "Я служила прапорщиком, была настоящим десантником — ходила в форме, изучала премудрости военного дела и, конечно, прыгала с парашютом. Когда комбат знакомил меня с офицерами, вдалеке, на учебном поле более других был приметен Ильин. Он ни минуты не стоял без дела, отдавал четкие команды подчиненным по организации связи. Сразу стало ясно: этот любит и умеет командовать людьми. Комбат тогда, показав на него, заметил не в шутку, а всерьез: "Этот далеко пойдет, если, конечно, не остановят". Сложно понять, что он имел в виду: то ли правдолюбие, то ли невероятное упорство Олега. Во всяком случае в словах комбата крылось определенное пророчество. И Олег действительно пошел далеко — до звания Героя России. И жизнь его закончилась в бою". Ильин гордился женой, у которой к тому времени было двадцать восемь парашютных прыжков. Представьте себе хрупкую женщину, у которой за плечами парашют, чуть ли не вполовину ее собственного веса. Сам Олег до самозабвения любил прыжки. Прыгал при первой возможности, зажигая азартом сослуживцев и подчиненных. "С неба об землю и сразу в бой!" — любил он десантную присказку. В середине 90-х годов в часть приехали представители "Вымпела" набирать себе в отряд бойцов. Олег на собеседование не попал, но по стечению обстоятельств вскоре оказался на территории, где базировался спецназ, и там встретил бывшего сослуживца. Тот и помог ему перейти на службу в легендарное спецподразделение. "Вымпел" стал его жизнью, его судьбой. У него просто горели глаза от счастья. Уже после гибели Олега в одной из газет о нем написали, мол, кроме службы ничего не знал — этакий вояка до мозга костей. На самом деле он уважал свою профессию и себя в ней, но был человеком многогранных интересов, любил читать серьезные книги по психологии и философии, об устройстве мироздания. Ему во всем, как метко сказал поэт, хотелось дойти до самой сути. Он любил и тонко понимал юмор, ему нравилось смотреть веселые фильмы с Джекки Чаном. Спортом занимался с детства, имел хорошие результаты сразу по нескольким видам. И болельщиком был не фанатичным, а здраво глядящим на вещи. Правдолюбцем оставался по-прежнему. Мог в резкой форме ответить начальнику, что не хуже знает, как в бою руководить людьми, за жизнь которых к тому же несет персональную ответственность. И ведь действительно почти за десятилетие в "Вымпеле" он не потерял ни одного подчиненного. А в какие только передряги не бросала спецназовская судьба! Наверное, такого, как Олег, можно бы назвать идеальным командиром. Хотя Аня так не считает, говорит, что, как и у каждого человека, у него были свои недостатки. Будь он поосмотрительней, помягче, глядишь, все складывалось бы иначе. Но тут же замечает, что тогда это уже был бы не Ильин... Наш прагматичный век порой заставляет людей выстраивать отношения между собой по сухим арифметическим законам: там сказал ровно столько, сколько надо, а там и вообще вовремя промолчал. Зато, глядишь, заработал положительные баллы, так необходимые для продвижения наверх. Олег не признавал эту арифметику, зато он знал и постоянно продолжал изучать другую науку — высшую математику боя, один из постулатов которой таков: подразделение — это единый боевой организм, где все связаны одной нитью и где жизнь одного зависит от действий другого. На операциях он был двужильным. Его подчиненные хорошо помнят, как в Первомайском, несмотря на смертельную усталость, Олег взял у гранатометчика его оружие и потащил, хотя и так был нагружен, как вол. Своих людей он берег, это было для него законом. Но и строго спрашивал с них. Прошел со своими бойцами подводную и скалолазную подготовку, выучился летать на пароплане, довел количество парашютных прыжков до семисот, обожал горные лыжи. Чувствуя необходимость совершенствования подготовки в рукопашном бою, оказался в нашем клубе "Пересвет", где мы и познакомились. Мне он как-то сразу понравился своей неординарностью. И было ощущение его внутренней силы. Про таких один мною уважаемый боксер говорил: "Человек с хребтом". Чувствовался в нем внутренний стержень и цельность характера, и я нутром понял: " Это боец". Меня всегда тянуло к таким людям, может, оттого, что у самого не всегда хватало бойцовских качеств, и еще оттого, что я всегда восхищался профессионалами своего дела, особенно военного. Для меня " Альфа" и "Вымпел" — это что-то запредельное. Здесь люди из особого сплава. Вообще, это очень сложный и интересный мир, где переплетается интеллект и физическая сила, взаимовыручка и самопожертвование, дерзость и холодный расчет. А самое главное в этих людях — их добрые сердца. Таких чистых и светлых ребят трудно в наше время встретить в жизни. Но они есть. Таким был и Олег Ильин. ТЕ, КТО захватил школу в Беслане 1 сентября 2004 года, лишь внешне напоминали людей. Их на Руси испокон веков называли понятным и емким словом — погань. Но эта погань была особого рода — со знаком изуверского качества. Захватывать в качестве заложников беззащитных детей и потом их убивать — что может быть гнуснее? Но они и мыслили другими категориями: убийство детей являлось частью их звериного плана. Перед бойцами "Альфы" и "Вымпела" встала задача невероятной сложности — спасти заложников и уничтожить террористов. Когда разрабатывался план штурма, один из вариантов предусматривал подход к школе под прикрытием двух БТРов. Ильин сказал лучшему водителю в группе, чтобы именно он садился за руль. Вероятность того, что боевики подожгут БТР из гранатомета, была очень высокой, а следовательно, и опасность для водителя становилась почти стопроцентной. Но тот без колебаний согласился. А вот другого, буквально рвавшегося в бой спецназовца Олег с собой не взял. Он помнил, что жена у него со дня на день должна рожать. Сказал коротко: "Остаешься в оцеплении". А когда тот попытался возразить, схитрил: "На штурм идут штатники, а ты прикомандированный". За десять минут до штурма он позвонил по мобильному телефону Ане в Москву. Сказал единственную фразу: "Не волнуйся, все будет хорошо". Даже в такую минуту он был профессионалом и думал, как успокоить родных, которые знали, где он находится. Группа Ильина одной из первых ворвалась в школу. Перед ней стояла задача: зачистить второй этаж. Когда прорвались через центральный вход, на первом этаже другие штурмовые группы уже вели бой. В это же время по лестнице, расположенной рядом с актовым залом, с первого этажа на второй стал прорываться отряд боевиков. Они хотели смять группу Ильина и вырваться в город через второй этаж. Там было единственное место, где буквально в пяти-семи метрах от школы поднимались жилые дома. Перед прорывом боевиков было перехвачено их сообщение: "Нас осталось десять человек. Мы умрем шахидами". Они знали, кто ворвался в школу и какая их ожидает участь. И вот "духи" бежали по коридору, стреляя на ходу и бросая гранаты. Они умели драться, были очень опасными противниками и совсем не хотели умирать. После операции в школе найдут их рюкзаки с гражданской одеждой. Террористы собирались переодеться в нее и раствориться среди городских жителей. В результате боя в коридоре осталось лежать девять "духов". Но это далось огромной ценой. Первым из группы погиб Денис Пудовкин — атлет с красивым, мужественным лицом. Перед командировкой мы с ним в парах работали на ринге нашего клуба. Денис хотел получше подготовиться к предстоящим соревнованиям по рукопашному бою. Он неважно выступил на предыдущем турнире, а проигрывать не любил и очень надеялся на этот раз добиться успеха. У него была специальная тетрадка, в которую записывал методику тренировок. В командировке при первой возможности заглядывал в неё и что-то повторял. Про таких, как Пудовкин, говорят: "Душа компании, последнюю рубашку с себя снимет и отдаст другу". До "Вымпела" он служил в СОБРе, был награжден медалью "За отвагу". Для Олега гибель Дениса была страшным ударом: погиб первый его подчиненный. Почти одновременно тяжело ранили еще одного бойца. Его надо было срочно эвакуировать. А на лестнице затаился последний из десяти оставшихся в живых "духов". Он знал, что уже нечего терять… Олег, как командир, не должен был идти первым, но он пошел, вызвав огонь на себя. У Ильина был такой тост: "… И чтобы до последнего вздоха автомат держать в руках". Он и погиб с автоматом в руках. А последнего террориста спецназовцы буквально разнесли в куски… Потом, через несколько дней, дома у Олега, на поминках его, Дениса Пудовкина и других погибших ребят, я видел слезы на глазах бойцов "Вымпела", когда они рассказывали о расстреле боевиками детей. Хоть спецназовцы и закаленные люди, умеющие переносить любую физическую боль, но та боль, которая прошла через их сердца, оказалась выше всяких сил. Олег как-то сказал Ане: "Я не переживу второго "Норд-Оста". Тогда ему, как и всем бойцам-спецназовцам, пришлось работать исключительно в экстремальных условиях, спасая заложников. Они выносили на улицу потерявших сознание людей, хотя сами от физического и нервного перенапряжения буквально едва не валились с ног. Когда вынесли всех, Ильину стало плохо: туманилось сознание, ныло сердце. Потом Олег с Аней встретились у однокурсника по Академии ФСБ, которую они оба закончили, с девушкой, которая благодарила Олега за спасение подруги. Та была заложницей в "Норд-Осте", потеряла своего парня и сама, прощаясь с жизнью, слала SMS-ки друзьям. Аня говорит, что Олег предчувствовал свою судьбу. У него была возможность уйти из отряда на “гражданку”, на высокооплачиваемую работу. Но он на такие предложения обычно отвечал: "А кто же будет с моими людьми? А ну как с ними что-то случится?" В телевизионной передаче о погибших в Беслане бойцах "Альфы" и "Вымпела" бывший командир Ильина с трудом говорил об Олеге, потому что рассказывал не словами, а сердцем. Да и попробуй по-иному перескажи, как шестилетний Сережа сказал матери: "Давай будем считать, что наш папа сейчас находится в засаде и обязательно через много лет к нам вернется". Маленький Ильин стал мужчиной. После фильма Аня, Гриша и Сережа плакали. Четырнадцатилетний Гриша больше похож на мать. Наверное, своей рассудительностью. Он вряд ли будет военным, недавно обронил: "Родине можно служить и не в погонах". Против этого трудно что-либо возразить. А вот Сережка очень похож на отца. Судя по всему, будет таким же правдолюбцем, набивая себе шишки на жизненном пути. Этот твердо заявил: "Вырасту, буду служить, где и папа". …В ДЕНЬ похорон моросил мелкий дождь. Казалось, плакали небеса, но как-то скупо, по-мужски. Сначала с ребятами прощались в клубе ФСБ на Лубянке, куда пришли тысячи людей. Приехал проститься президент. Несколько лет назад, будучи директором ФСБ, он вручал Ильину орден. Потом наступила траурная церемония прощания на Николо-Архангельском кладбище. Стояла особая тишина, но не мертвая, а было какое-то ледяное безмолвие. И лишь страшный женский крик разрывал тишину. Так может кричать только мать, у которой смерть сына вырвала сердце из груди. Те, кто пришел проводить бойцов спецназа в последний путь, очень многое повидали в жизни, пройдя огонь, воду и медные трубы. На их суровых лицах почти не отражались эмоции, бушевавшие в груди. Они умели сутками сидеть в засаде, вести бой в любых условиях и долго, пока не уничтожат, преследовать своего врага. И еще они, как воины с огромным самообладанием, умели сдерживать свои чувства. Так, в суровой тишине хоронит, наверное, только спецназ. Гробы с телами героев опустили в могилы, раздались автоматные залпы, и зазвучал Гимн России. И вдруг неожиданно разверзлись тучи, и на могилы ребят упал яркий солнечный луч, как будто путь на небеса. В этот скорбный миг я не мог избавиться от какого-то странного чувства, что это не прощание с ними навсегда, а только проводы их в другой мир. Спецназ уходил наверх по небесному, сияющему пути. Когда-то, очень много лет назад, великий святой земли русской Серафим Саровский пророчески произнес: "Через великие потрясения Россию ждет великое будущее". Олег с ребятами ушли в будущее, чтобы это время пришло к нам. И так обязательно будет, потому что они выполнили главный завет Создателя: "Сия есть заповедь Моя, да любите друг друга, как Я возлюбил вас. Нет больше той любви, как если положит душу свою за друзей своих". Была у Олега Ильина присказка: "Он ушел, но обещал вернуться". Погибают герои. Но остается их подвиг. И они возвращаются к нам через века в легендах, былинах, сказаниях, живя в нашей памяти. Наша земля всегда была родиной богатырей, героев и просто преданных ей сыновей.
Константин НОВИКОВ, заслуженный тренер России
Источник: Журнал"Братишка"

 




Все права на материалы используемые на сайте принадлежат авторам, их приславших.
При копировании ссылка на www.rvvkus.ru обязательна.
Авторы проекта: Бахмутов А.В. и Слизков С.В.


Powered by MKPortal M1.1 Rc1 ©2003-2005 All rights reserved
Страница создана за 0.12569 секунд с 9 запросами